January 30th, 2012

ИДЕЯ. Ч 1. ОТ КРАСНЫХ К КРАСНО-КОРИЧНЕВЫМ И ОБРАТНО

В условиях полной идеологической свободы эпохи перестройки, в СССР появилась единственная практичная, отвечающая умонастроению масс, и имеющая все возможности для развития, национальная идеология «национал – коммунизма».
Суть её была проста – социализм хорошо, коммунизм хорошо, но Ленин, ошибся, сделав ставку на интернационализм и евреев, понял это, но было поздно его убили (в доказательство приводилось нахождение на столе Ленина такой книги как «протоколы сионских мудрецов»), Сталин вёл более правильную политику, боролся с сионизмом и космополитизмом, отмежевав последний от интернационализма, придав последнему лишь смысл дружбы и сотрудничества наций, но Сталин ошибся, недооценив влияние сионистов и отказавшись от дарвинских научных теорий в расовых вопросах….. Поэтому в СССР требуется новая партия, осознающая угрозы сионистов и отстаивающая расовою самобытность русского народа, как и культурную самобытность других дружеских народов СССР, новая экономическая политика («по Ленину») со ставкой на мелкого частного предпринимателя и крестьянина (фермера).
От себя лишь добавлю, что в целом, эта идея имела большие перспективы т.к. пришлась к месту, родилась и эволюционировала в том виде, в котором её и ожидали миллионы патриотически-настроенных граждан, миллионы антисемитов взращенных антисионистской политикой СССР, и миллионы противников реформ недовольных, мягко говоря, резким падением жизненного уровня в 1987 – 1991 годах, в результате реформ Горбачёва.
Однако было две причины, подорвавшие эту жизненную идею.
Московская «Память» сделала неожиданную ставку на «православие, самодержавие, народность», запустив в народ непонятную и не ко времени замшелую идеологию монархизма, святого Николая Второго, религиозности, и прежде всего, отринув все достижения Советского периода, которые ещё были хорошо известными людям жившим в СССР.
«Память» такого рода, могла появиться только в Москве, в большой деревне, в ста километрах от которой уже глубокая провинция. В Москве, где очереди к «поясу Богородицы», показали всю степень дремучего мракобесия, этого, оторванного от России региона.
«Память» сыграла зловещую роль, она один из идейных пособников краха СССР и России, она вытеснила из Московского пространства иные, более жизненно-идейные « Памяти» из других городов, поддержала Ельцина. Обитая в Москве, москальская «Память» лишь одна интересовала журналистов и попадала в СМИ «нового порядка» (термин Буша старшего).
Однако бредовая идеология монархизма на коммунистическом пространстве, развалила и саму «Память»…
Продуктивная, по своему влиянию на массы, идея «национал-коммунизма», в условиях краха СССР заработала новые очки и к середине 1992 года, взяла верх, над всеми другими идеологиями. Идея оформилась и была обозначена ельцинистами как «красно-коричневая». Стало ясно – любая победа оппозиции, будет победой этой идеи. И победа эта неминуема.
Тогда власть, и стоящие за ней политконструкторы и пропагандисты, изобрели новый трюк, сравнимый с искусственным встречным пожаром при тушении лесополос.
КПСС умерла, сдавшись без боя, но Ельцин и верные ему СМИ, подняли вой о несуществующем золоте партии и всесилье бывших коммунистов - якобы коммунисты готовят реванш. Люди, не жившие в ту пору, вряд ли поймут, насколько смешно это было слышать тогда - когда человек в возрасте за пятьдесят, был молодёжью на собраниях коммунистов, где по полчаса – часу, старики выбирали и согласовывали президиум, чтобы ведя протокол вдоволь наворчаться на новые порядки… Я присутствовал на такого рода собраниях в разных городах, от Владивостока до Москвы, в разных компартиях. Всё это вызывало лишь недоумение и смех.
Ельцин вдохнул жизнь в призрак коммунизма, но так, что бы лишь призраком он и оставался…
Народ убедили в том, что коммунисты сила и могут вернуться. Таким образом ельценисты увели симпатии не принимающего их народа, в сторону от «красно-коричневых» и «коричневых», к красным… которых ещё не было.
На этой волне, в феврале 1993 года, появилась КПРФ. Враг власти, но враг более удобный как для Москвы, так и для Запада, нежели национал – коммунизм, который при свободе от догм КПСС неминуемо перерождался в русский национал-социализм…
КПРФ приняла из рук Ельцина пост главного оппозиционера, что не могло ни сказаться, на всех последующих событиях включая Белый дом в Октябре 1993 года.

ХВАТИТ КОРМИТЬ МАСКВУ!

Я думаю, как самый простой вариант спасения России и русского народа, было бы здорово окружить Москву огромной стеной, наподобие берлинской. Отсоединив, таким образом, этот анклав от России и дав обеим возможность развиваться по собственному пути.
Москва станет самостоятельным городом государством, она ведь «порт пяти морей»! Москвичи будут сеять и веять, заниматься банковским делом, и всё в своей родной Москве… А по другую сторону забора, люди сами будут строить своё государство, пахать, сеять, добывать нефть и руду, строить корабли и самолёты, только банкам фору не давать, исключив москалей из своего экономического пространства.
Я думаю, это было бы всем удобно – москали при своём, Россия при своём.